Страницы

16 мар. 2011 г.

О доступности здравоохранения


Первое с чем сталкиваешься после длительной стажировки в иностранных госпиталях и общения с коллегами это то, что ты, как доктор, легко доступен для пациентов. И самое странное – это не ценится ими. Они могут позвонить по телефону в любое удобное для них время, для некоторых не существует выходных и праздников, могут прийти на консультацию без предварительного согласования. Не могу понять этого с точки зрения этики и уважения к личному и рабочему времени доктора. Попасть так быстро на плановую консультацию за рубежом невозможно. Первый специалист, который осматривает тебя и решает о необходимости консультации – это медицинская сестра. Затем запись к врачу по времени после согласования со страховой компанией. Так что, не все плохо в нашей стране. Загляните в записную книжку сотового, к скольким докторам можете позвонить прямо сейчас?

Для наглядности привожу отрывок из книги Майкла Тэннера, анализирующей системы здравоохранения в разных странах. Сегодня Великобритания. Есть повод задуматься…


Практически никто уже не спорит с тем, что британская Национальная служба здравоохранения (НСЗ) сталкивается с серьезнейшими проблемами, и почти никто из серьезных специалистов, выступающих за огосударствление медицины, не рассматривает ее в качестве образца. Тем не менее, в фильме Мура "Здравозахоронение" именно Британия приводится в пример в качестве страны с работоспособной государственной системой медицинской помощи, поэтому есть смысл охарактеризовать ее поподробнее.

Британская НСЗ представляет собой крайне централизованный вариант системы, построенной по принципу единого плательщика. Государство напрямую оплачивает оказываемые медицинские услуги и финансирует здравоохранение за счет общих налоговых доходов бюджета. За исключением небольшого долевого участия в оплате лекарств рецептурного отпуска, стоматологической помощи и услуг окулистов поттребитель не несет никаких расходов на медицинские мероприятия. В отличие от многих других систем, также построенных по принципу единого плательщика, например норвежской и канадской, большинство врачей и иных медработников в Британии являются государственными служащими.

Многие годы одной из главных задач в рамках медицинской политики Британии является сдерживание затрат, и на этом направлении стране удалось достичь немалого успеха: расходы на здравоохранение в Великобритании составляют лишь 7,5% ВВП[230]. Тем не менее НСЗ по-прежнему сталкивается с серьезными финансовыми затруднениями. В 2006 финансовом году дефицит ее бюджета составил по официальным данным до 700 миллионов фунтов, а по оценкам независимых экспертов — до миллиарда[231]. Подобная ситуация сложилась несмотря на то, что за последние пять лет годовой бюджет Службы был увеличен на 43 миллиарда фунтов[232]. По некотором оценкам, только для поддержания нынешнего уровня медицинских услуг к 2025 году бюджет НСЗ придется увеличить втрое[233].

А сам по себе этот уровень также оставляет желать лучшего. "Листы ожидания" представляют собой серьезную проблему. В настоящее время своей очереди, чтобы лечь в одну из больниц НСЗ, ожидают до 750 000 британцев. При этом сроки такого ожидания нельзя назвать незначительными, и оно чревато существенным риском для здоровья пациентов. Так, по некоторым оценкам, раковым больным порой приходится ожидать начала лечения до восьми месяцев[234]. Подобные задержки зачастую бывают настолько велики, что почти 20% больных раком прямой кишки, чье заболевание на момент постановки диагноза определялось как поддающееся лечению, к началу собственно лечебных мероприятий оказываются уже неизлечимыми[235].

В некоторых случаях, чтобы больницы не израсходовали предоставленные им средства слишком быстро, в обязательном порядке вводятся минимальные сроки ожидания. Это связано с опасениями, что пациенты начнут стекаться в самые эффективные больницы или в те медучреждения, где очереди короче. Так, высококлассной Больнице Суффолк-Ист было предписано официально ввести срок в 122 дня перед приемом больного в стационар под угрозой сокращения финансирования[236]. В этой связи Daily Mail отмечала: "На рынке с реальной конкуренцией повышение спроса может приводить к росту цен, а значит и к увеличению прибылей, что, в свою очередь, ведет к расширению рынка. Тогда эффективные производители могли бы сократить издержки на единицу продукции и цены к выгоде потребителей. Общепринятая логика в данном случае заключается в следующем: чем больше посетителей вы обслужили — или продали товаров — за конкретный период времени, тем больше процветает ваш бизнес. Однако бюджеты больниц определяются лимитами на расходы, установленными Уайтхоллом, и они не могут самостоятельно повысить свои доходы или расширить рынок сбыта. В результате получается, что те медучреждения, которым лучше всего удается оказание медицинских услуг без задержек, неприемлемыми темпами расходуют ограниченные ресурсы, предоставленные в их распоряжение"[237].

Данная проблема затрагивает не только больницы. Длинные очереди существуют и на прием к врачам, особенно специалистам. В 2004 году, в качестве одного из шагов по сокращению расходов, государство договорилось с медицинскими профсоюзами об установлении низкой зарплаты для терапевтов в обмен на сокращение их рабочей недели. В результате большинство из них недоступно для пациентов по вечерам и в выходные[238]. Проблемы с доступом к специалистам носят еще более острый характер. К примеру, до 40% раковых больных вообще не попадает на прием к специалисту по онкологии[239].

В плане диагностических обследований государство официально поставило задачу: к 2008 году срок ожидания не должен превышать 18 недель. На деле же до этого еще очень далеко[240]. По последним оценкам, большинству специалистов удается уложиться в эти сроки лишь в отношении 30–50% пациентов. В том же, что касается травмированных и нуждающихся в ортопедических услугах, этот показатель вообще составляет лишь 20%. В целом более половины пациентов в Британии вынуждены ждать необходимой им помощи более 18 недель[241].

По некоторым видам медицинских услуг существует и официальное нормирование — в частности, это относится к гемодиализу, операциям на открытом сердце и некоторым другим дорогостоящим процедурам и методам лечения[242]. Пациентам, чье состояние считается слишком плохим или возраст слишком преклонным для того, чтобы применение подобных процедур "оправдывало себя" с финансовой точки зрения, в этих видах лечения попросту отказывают.

Недавно британское правительство сделало несколько робких шажков в направлении рыночной медицинской реформы. В рамках экспериментального проекта "Выбор для пациента", реализуемого в Лондоне, гражданам, ожидающим лечения более шести месяцев, предоставляется возможность обратиться к одному из четырех альтернативных провайдеров. Затем этот эксперимент был расширен до общенационального масштаба в отношении пациентов, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями[243].

Некоторые другие рекомендации по преодолению существующих проблем носят куда более традиционалистский характер. Так, лидер Консервативной партии Дэвид Кэмерон предлагает разрешить НСЗ отказывать в помощи пациентам, ведущим нездоровый образ жизни — например, курящим или страдающим ожирением. Одновременно он выступает за то, чтобы государство оплачивало людям занятия в спортивных залах и субсидировало приобретение свежих овощей и фруктов[244].

Параллельно в Британии существует небольшой, но динамично растущий частный сектор медицинских услуг. Примерно 10% граждан страны имеют медицинскую страховку, приобретенную у частных структур. Некоторым ее предоставляют работодатели, другие покупают полисы сами. В целом покрытие этих полисов аналогично тем услугам, что обеспечивает НСЗ, и приобретаются они для того, чтобы получить доступ к более широкому кругу провайдеров или избежать очередей[245]. Сфера частного медицинского страхования регулируется государством, но довольно мягко; допускается и составление "рисковых рейтингов". Британское государство относится к частному медицинскому страхованию примерно так же, как и к другим видам страховой деятельности[246].

Британская общественность отлично осознает необходимость реформирования системы здравоохранения. Почти две трети британцев (63%) считают медицинскую реформу "насущно необходимой", а еще 24% — "желательной". 60% респондентов полагают, что создание более широких возможностей для пациентов в плане получения медицинской помощи за собственные деньги приведет к повышению качества медицинских услуг[247]. В то же время британцы чрезвычайно гордятся своей системой здравоохранения и настороженно воспринимают любые предложения о ее реформировании по "американскому образцу".

2 комментария:

  1. А как по Вашему оценить легкодоступность?
    Какое рабочее время удобное для звонков?

    ОтветитьУдалить
  2. Официальной градации легкодупности нет, это субъективные ощущения.
    Удобно отвечать на звонки с 13 до 16 в рабочие дни, спасибо.

    ОтветитьУдалить