Страницы

26 нояб. 2010 г.

Хирургическое лечение эпилепсии


Одним осенним вечером в 2008 году Джон Тилелли возвращался домой с работы. Пятидесятилетний мужчина страдал тонико-клоническими приступами после перенесенного менингита. Долгие годы справляться с припадками помогали лекарства, но в тот вечер у него случился настолько сильный приступ, что в результате потери контроля над собой он попал в аварию, вдребезги разбил собственную и повредил несколько других машин. В последующие недели приступы участились, и их не удавалось подавлять медикаментами, а лечащий врач предупредил, что побочные эффекты очередного, еще более сильного средства, могут привести к нарушениям самоидентификации личности и лишат  возможности продолжать работать. По рекомендации своего лечащего нейрохирурга, мужчина обратился в отделение нейрохирургии Винчестерского медицинского госпиталя в Вирджинии, где команда докторов наблюдала его и проводила обследование в течение 7 месяцев для принятия решения о том, необходимо и возможно ли оперативное вмешательство. После подтверждения первоначального диагноза, мужчине провели операцию по удалению одного из участков мозга размером с грецкий орех, который был безнадежно поврежден перенесенным десятилетия назад менингитом. Через два дня после операции мужчину перевели на домашний режим (Примечание: в западной практике принято считать, что без веских оснований на пребывание в стационаре, наиболее эффективно восстановительные процессы идут в домашних условиях, привычной и комфортной для больного обстановке. Возможно, мы поговорим об этом в будущих постах). Два месяца спустя он уже вышел на работу. С тех пор у него не было ни одного приступа!

  
Это история одна из немногих счастливых историй пациентов, страдающих эпилепсий. Подобных случаев могло быть больше, если бы хирургическое лечение эпилепсии не воспринималась бы как  "крайняя мера" не только пациентами, но и лечащими неврологами. В последние десятилетия прогресс в нейрохирургии изменил подходы к лечению эпилепсии у пациентов, которые не могут справиться с этим заболеванием с помощью медикаментов. Несмотря на почти 50-летнюю практику, хирургическое вмешательство часто не рассматривается как эффективный метод лечения. Так, в настоящее время даже в США из 100.000 американцев, которым показано хирургическое лечение, проводится лишь нескольким тысячам в год.

Многие хирурги стремятся изменить отношение к оперативному вмешательству, утверждая, что на самом деле операции должны чаще рассматриваться пациентами в качестве возможного метода лечения и, что немаловажно, на гораздо более ранних стадиях развития болезни. Стремительное развитие области нейрохирургии, занимающейся эпилепсией, было обусловлено развитием диагностических возможностей медицины, в особенности появлением магнитно-резонансной томографии головного мозга (МРТ). Возможность все более точной диагностики пораженных участков позволила проводить большее количество операций, особенно для пациентов с эпилепсией височных долей мозга. Сейчас для некоторых пациентов хирургическое вмешательство остается единственным средством лечения. Наиболее часто оно показано пациентам (и детям, и взрослым) с резистентной к препаратам эпилепсией, т.е. тем, чье лечение с помощью как минимум 2-3 различных препаратов оказалось безрезультатным. Для этих категорий больных необходимо как минимум рассматривать возможность операции в качестве возможной альтернативы. Положительный результат МРТ и безуспешное применение нескольких антиэпилептических препаратов позволяют прогнозировать улучшения при лечении с помощью новых медикаментов всего  несколько процентов. Операция, наоборот, на 75% дает шанс на отсутствие эпилептических припадков в будущем. Как вы видите, разница просто огромна.
Так почему при таком соотношении вероятностей хирургическое лечение реже, чем хотелось бы, принимается в расчет как метод лечения? С одной стороны причина кроется в намеренном или ненамеренном сокрытии информации о такой возможности лечащими врачами, с другой - в страхе пациентов перед тем, что у них удалят часть мозга. Вместе данные факторы приводят к тому, что оперативное вмешательство осуществляется достаточно поздно. Причем речь не всегда идет о запущенности болезни. В одних ситуациях назначение лекарств приводит к изменениям личности пациента. В других - применение лекарств лишь снижает силу приступов, и пациент вынужден бороться с этим всю жизнь в ущерб своему социальному развитию. Ребенок не может нормально учиться, заниматься спортом, ему не выдадут водительские права, впоследствии у него будут трудности с поступлением в университет и возможностью найти достойную работу.

Для людей с резистентной к препаратам эпилепсией операция должна рассматриваться как первоочередной метод возможного лечения для предотвращения более серьезных последствий. Вы, как родитель, должны обязательно задать вопрос лечащему эпилептологу или неврологу о возможности оперативного лечения ребенка, хотя бы попросить направить на осмотр к детскому нейрохирургу! В некоторых случаях возможно вмешательство при отсутствии резистентности к препаратам. Обратитесь к нейрохирургу, не упустите свой шанс.

Комментариев нет:

Отправить комментарий